Роджер Уильямсон и Дэвид Пюрли: гибель и героизм.

29 июля 1973 – 8 круг Гран-при Голландии, одно из колес болида британца Роджера Уильямсона отошло от подвески, баланс машины резко нарушился, она потеряла управление и ударилась о барьеры”. Поломка повлекла за собой ужасную цепочку событий. Вначале не справились со своей задачей поглощения удара рельсы безопасности Armco. Вместо этого машину развернуло на 180 градусов и отбросило назад на трассу, при этом она перевернулась. Болид медленно скользил к выходу из Tunnel Oost по внутренней траектории трассы. March ещё не загорелся, но бензопроводы сломались при ударе, а горючее медленно вытекало из них.

Первые языки пламени появились на двигателе, когда Дэвид Пюрли, другой гонщик на такой же машине модели 731 остановился на левой части трассы и побежал к месту трагедии Роджера. Перебежав трассу (ни о какой остановке гонки или, хотя бы, о замедлении движения в этом участке речи ещё не шло, после аварии прошли лишь считанные секунды). Дэвид прежде всего попытался перевернуть машину, приподнимая левое заднее колесо, которое ещё не загорелось. В те же самые секунды двое маршалов, дежуривших неподалеку, также пересекли трассу. Пюрли слышал тревожный крик Роджера Уильямсона из-под обломков и подозвал маршалов, которые стояли на обочине, словно сторонние наблюдатели, и не пытались хоть как-то помочь. В этот момент крик превратился из тревожного в ужасающий – языки пламени добрались до зажатого в кокпите гонщика.
В это время пламя полностью поглотило кокпит. С левой части трассы вместе с полицейским подбежал третий маршал. Как только Дэвид Пюрли увидел их, он подбежал к маршалу, выхватил у него из рук огнетушитель и помчался обратно. При помощи полисмена Дэвид включил огнетушитель, и, на какой-то момент, казалось, что его миссия вот-вот завершится успехом. Крики из-под обломков пока ещё доносились… Другой маршал всё также стоял в отдалении, будто вкопанный в землю.

Но было уже поздно – может, на какие-то секунды, но поздно. Остатки горючего вспыхнули по всей машине. Жар усилился, пары бензина удушали, и Дэвид отшагнул обратно. Но тут же он предпринял еще одну попытку перевернуть машину. В этот момент к нему приблизились спасатели, но не для того, чтобы помочь, а чтобы оттащить от открытого пламени. Комбинезон Дэвида был настолько горячим, что один из спасателей получил небольшой ожог, прикоснувшись к нему. В нервном срыве, весь в слезах, Дэвид грубо оттолкнул от себя одного из них. Роджер Уильямсон бился в агонии, стараясь в страшных попытках освободиться из плена огня и железа.
Пюрли позже вспоминал, что бесконечный крик Уильямсона преследовал его по ночам много лет.