Шокирующие фото

Медицинские истории

Медицинские истории

К нам некоторое время назад поступила пациентка…

Её поколотил муж. Сильно поколотил, живого места практически не оставил. Привезли ее без сознания, сразу перевели на управляемую вентиляцию легких, давление поддерживали введением препаратов похожих на адреналин, прокапали несколько доз крови.

Вид её был еще тот, кожа похожа на шкуру леопарда, где среди бледности кожного покрова проступали большие различной яркости и площади гематомы. Около головного мозга так же было небольшое кровоизлияние, не требующее оперативного вмешательства, за ним лишь приглядывал сквозь призму КТ объектива наш нейрохирург.

Медики реанимационного отделения выхаживали несчастную. Вначале восстановился гемоглобин, потом сердце стало эффективно прокачивать кровь, следом появилось дыхание и уже в последнюю очередь включилась кнопка сознания, не сразу конечно, но она очнулась.

И когда уже сознание стало совсем ясным- у нее удалили трубку из дыхательного горла. Та с удовольствием сделала глубокий самостоятельный вдох из нашей атмосферы, прошептала:

— Пожалуйста, помойте мне глаза, а то я ни чего не вижу…

Околоорбитальные гематомы не спешили рассасываться и еще некоторое время мешали лицезреть опасный мир…
***
Необычный пациент нам достался. Анамнез удивителен своей нелогичностью и возможно так не должно быть, но в жизни всякое бывает…

Вообще то он поступил с простецкой проблемой, которую вполне можно решить амбулаторно, но коль он обратился, решено было его госпитализировать, провести плановое обследование включающее ЭКГ, рентген легких, анализы красной крови, анализы на гепатиты и ВИЧ.

Вам наверное любопытно- чего ж ему лечили? Да кандиломы, внизу, там, на конце «иглы». Срезали. Ни каких проблем во время оперативного вмешательства не было. Послеоперационный ближайший период спокойный, его собирались выписать. Но тут он начал подкашливать. Подкашливать, да температурить. Сделали рентген легких. Очаговая пневмония. Бывает? Ну всякое видать бывает.

Лечат, лечат, не помогает. Сменили схему терапии. Не помогает. Хуже, хуже, сделали рентген, одно легкое буквально утонуло и другое чуток. Все в шоке. Его к нам.

Решено было сразу перевести его на неинвазивную вентиляцию через маску аппарата, ну то есть аппарат будет помогать раскрыть легочную ткань, но не через трубку и не без сознания, а через маску и в полном сознании. Мощные антибиотики, регулярные бронхолитики, да муколитики. Работа персонала велась с ним круглосуточно, да и ему не давали отдохнуть. Ингаляции, обстукивания, ингаляции, тренировки дыхания, уколы, анализы, клизмы, кормления, лечение…

Не сразу удалось помочь ему, даже вначале стало чуть хуже, но упорный и умный аппарат, совместно с настойчивостью медицинского персонала сделало чудо и парня удалось выдернуть из лапы когтистой. А ведь вначале прогноз был весьма сомнительным- ведь это была внутрибольничная инфекция с определенной не чувствительностью к антибактериальным средствам, с такими бактериям бывает крайне сложно бороться…
***

Всё произошло банально- ожоги кипятком. Мама готовила искупать малыша, включила краны, вода стала с шумом наполнять ванночку. Как так получилось, что она не удостоверилась в температурном режиме, мне не ведомо, но всем известно, что вначале идет прохладная вода из горячего крана, потом теплая, а потом уже горячая. Иногда она настолько горячая, что невозможно продержать кисть, чего уж говорить о малыше.

Итак, мама опустила малыша в горячую воду, малыш от боли заорал. Она его вынула. Обожглись ножки, зона промежности. Мама не стала суетиться с вызовом скорой медицинской помощи, нашла противоожоговую мазь и обработала поверхности в надежде, что волшебный эликсир залечит раны.

А на утро кожа в нескольких местах отслоилась, вздулась волдырями. Когда врачи осмотрели и констатировали, что есть участки с глубокими ожогами.

Большая площадь поражения, глубокие ожоги, у таких пациентов в первые же часы развивается ожоговая болезнь и если не проводить терапию, то она перерастает в ожоговый шок. Ожоговая болезнь очень коварна, иногда даже врачи недооценивают тяжесть состояния и упускают время. Жидкость из сосудов уходит не только в ожоговые поверхности, но и в другие окружающие ткани, приводя в конечном итоге к их недостаточности.

Вот таких малышей сразу везут в реанимационное отделение, им сразу нужна помощь. А эта вот мама решила обойтись противоожоговой мазью…

По приезду ему доктора немедленно поставили центральный катетер и стали восполнять потерянную жидкость. Это благо, что малыш хорошо отозвался на проведенную терапию и до ожогового шока дело не дошло, а ведь всё могло быть куда печальнее и наше реанимационное отделение помнит эти случаи…

Несколько лет назад мама привезла своего мальчишку с восемнадцатью процентами ожогов кипятком, так же сидела дома, вечером он еще играл в компьютерную приставку, а ночью он умер.

Для справки. Ладошка малыша, есть один процент поражения, шесть ладошек уже будет ожоговая болезнь, но не забывайте, что глубину поражения вы самостоятельно оценить не сможете. Лучше обратитесь к специалисту, не берите на себя грех, иначе потом будете себя корить, а вернуть назад время будет уже нельзя.
***
За много лет я уже как то пообвык к трудностям на дежурствах, отдежурил и домой. Поел и в люлю. Люди болеют, часто сильно болеют, а другие у нас редко бывают. Но дети… Это для врачей специализированных больниц- дети привычные пациенты. Для нас, врачей всех возрастов небольших больничек, дети это стресс. Поступает ребенок и всё, дежурство сразу можно назвать- херовым.

А тут вот я пришел и ИХ трое. Трое маленьких пациентов! Мысленно я сразу отнял пару месяцев жизни, помните раньше были в газете математические расчеты возможной длительности жизни- вы курите, минус три года, пьете сверх меры, минус пять, сосете чупс- минус месяц. А тут трое тяжелых детей! Оно бы хорошо, если бы все шло в штатном режиме, но ведь они практически каждый час выдавали новые сюрпризы. И эти сюрпризы редко когда радуют и каждый такой сюрприз заставляет менять схему лечения.

Одно радует- я знаю, что земля вертится и вертится очень точно и восемь утра все равно наступит, если раньше не наступит конец света.

В то дежурство кроме детей, были и взрослые пациенты и все хотят жить, они, правда, все молчали, были в коме, или почти в коме, но уверен, что жить хотели.

Тут вот женщина лежит, привезли ее грязной, избитой, живого места на ней нет. Да и сказать ничего не может, муж ее отдубасил. На КТ небольшая гематома в голове есть, но она слишком маленькая, что бы ее убирать. Но крови потеряла не меренно, пришлось восполнять. Сама она и не дышит, без сознания, давление не держит.

А вот рядом мужчина. Пил. Много много пил, не пил, а безбожно бухал. Престарелая мама, за которой нужен уход, увещевала его, просила, умоляла- остановись, но нет, жрал ее, как бык помои. Допился- инфаркт, кома, судороги. Долгое время на ИВЛе, так и не проснулся. Лежит овощ, дышит через трубочку в горле, ему бы за старенькой мамой ухаживать, а оно вона чё. Жизнь и злоупотребление алкоголем мало совместимы. Маму жалко, хорошая она у него, переживает старушка.

А тут вот рядом положили мужичка с инсультом. Глаз приоткрывает правый чуток, пытается что то сказать, а не получается. Прогноз у него тоже серьезный.

К моему стыду, я на планерке у нач меда не смог ответить- оперировали первую женщину на голове, убирали гематому, или нет. Вот правда, вроде все под контролем и даже гемотрансфузию ей проводил, вроде чепец на голове есть (ей ушивали скальпированную рану), а вот про операцию я так и не вспомнил. Ну не когда было изучать ее историю, все силы отдал детям.
Они ночью ехали по трассе, темно, дождь и как назло- сломалась техника. Остановились. Два колеса остались на асфальте, два других на грунте, так вот и стояли, уснули. Их разбудил страшный удар, в них врезалась другая легковая машина. Кто то погиб, к нам привезли юношу. Оторвалась селезенка, порвалась печень, черепно-мозговая травма. Его сразу перевели на управляемую вентиляцию и привезли в операционную. Селезенку с трудом удалили, разорванную печень еще с большим трудом ушили. Поставили дренажи и перевели в реанимацию.

Первые сутки после операции. Смотрю, а парень бледно- серый. Взяли анализы, а там глубокая анемия и по дренажу потекла струйкой кровь.

Немедленно взяли снова в операционную. Не спешите судить хирурга, который спасал ему жизнь, потекла мелкая ветка из желудочной артерии, она настолько мелкая, что сразу тромбанулась, когда было низкое давление, её и не заметили, а когда давление подняли, тромб и рванул и «засопливил».

Ушили, кровопотерю восполнили, к утру парень порозовел, стабильный.
В продолжении прошлого дежурства. В первом часу ночи удалось стабилизировать юношу, все остальные пациенты казались вполне стабильными. Ночь, регулярный контроль газов артериальной крови, трансфузия крови и плазмы двоим пациентам, отчеты в областную больницу по поводу здоровья детей, коррекция назначений, нервное перенапряжение. Усталость брало свое, жутко хотелось спать.

Прилег. Мигом отрубился. Посреди ночи будит мед сестра:

-Владимир Владимирович, срочно на палату к ребенку с черепно-мозговой…

Про этого малыша я еще ни чего не писал. Ему около пяти лет, белокурый с карими глазами. Когда я пришел на дежурство он был без сознания, за него дышал дыхательный аппарат. На голове висел послеоперационный чепец. Желудочный зонд, мочевой катетер, центральный катетер. Идет полный комплекс интенсивной терапии…

За два дня до этого сорванец бегал по своей деревне, как и все дети- гонял голубей, ловил за хвост кошек, дразнил дворовых собак, лазил по деревьям. С последнего дерева он и упал. Упал головой вниз, ударился прямо о камень. Сразу потерял сознание и через мгновение очнулся. Жутко болела голова и тошнило. Пришел домой, лег спать. На следующее утро стал вялым. Мама схватила его в охапку и привезла в больницу.

Сделали КТ головного мозга. Большая гематома стала сдавливать лобные доли головного мозга. Вызвали детского нейрохирурга. Убрали гематому.

К вечеру моего дежурства я заметил отчетливую фотореакцию, зрачки точно форточки объектива фотокамеры- сузились в ответ на излучение моего медицинского фонарика. Это несомненно порадовало, шанс у малыша появился и вполне существенный.

А тут посреди ночи меня вызвали к нему.

Старый аппарат просто перестал работать, благо сестры быстро отключили от аппарата и стали дышать за него ручным. Других аппаратов для детей у нас не было. Я перезапустил систему и он заработал, подключил к малышу. С пол часа понаблюдал, убедился, что всё в порядке и пошел в ординаторскую.

Прилег. Уже не до сна. За окном темно, стрекочат кузнечики, приятная ночная прохлада приятно обдувает уставшее тело. Мысли метались: «Мляяя, вот чё за ху..ня, почему этот гребаный аппарат сломался ночью, чего он не стал глючить с утра, когда можно было спокойно найди респиратор. Чё мне сейчас делать? Оставить ребенка на этом? Да опасно.» В голове я уже представил себе как малыш раздувается, раздувается, раздувается, как лягушка, которой в жопу запихали соломину и лопается. Или опять дышать перестанет и влетит в гипоксию… «Можно всю ночь дышать вручную» Бывало и такое, но есть еще и другие пациенты…

Однако заметил, что на момент моего последнего осмотра мальчик стал двигать конечностями, пытается открывать глаза. И я пошел по третьему пути. Мы стали тренировать его дыхание. К шести утра он уже стал видеть нас, дышать сам. Появился хороший мышечный тонус. В шесть утра я убрал у него дыхательную трубочку. Дыхание спокойное, содержание кислорода в крови на хороших цифрах. А самое главное- он был в сознании. Справились…

Обычно ночью мы такими делами не занимаемся. Ночью опасно снимать пациента с дыхательного аппарата- нет помощников, коллегам то же нужно отдыхать и в случае неверного решения, всю вину врач берет на себя. Но тут пришлось решать так и у нас все получилось.

Теги
Show More

Похожие посты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close